Previous Entry Share Next Entry
Rosebud ("Гражданин Кейн", фильм Орсона Уэллса)
acefal
Rosebud...
Это, бесспорно, самое ключевое слово в картине Орсона Уэллса. Слово-загадка, являющееся символом главного героя – Чарльза Кейна. По сути, это слово несёт в себе все черты концепта, в отм смысле, в каком его описывают Делёз и Гваттари. Это концепт, на котором строится идейная и сюжетная линии; вокруг которого вращаются все смысловые цепи фильма.
Обратимся к структуре картины. В самых первых кадрах мы становимся свидетелями смерти Кейна и его последнего слова: «Rosebud». Далее мы видим своеобразный конспект всей жизни Кейна, то есть впоследствии нам заранее будет известно, чем закончится той или иной эпизод из жизни Кейна. После этого конспективного взгляда начинается расследование (журналистское) таинственного смысла его последнего слова. Томпсон, журналист, встречается с главными фигурами в жизни Кейна, и перед нами разворачиваются отдельные моменты – точки расширяются, углубляются до размеров полотна, сцены; увеличиваются, детализируются судьбоносные ключевые фрагменты, представляющие собой своеобразные встроенные повествования, рассказанные разными лицами (имеет место сеть ракурсов) и, в определённой степени, автономные друг от друга.
Таким образом, мы сталкиваемся с разноуровневой организацией повествования. Есть событие – смерть Кейна, спровоцировавшая дальнейшее развитие сюжета - поиски Rosebud, а есть ретроспектива его жизни, перемежаемая, а не идущая подряд, то есть линейно, внешней событийной канвой – поисками того, кто/что именуется Rosebud. Соответственно, эти поиски прерываются ретроспективными взглядами-воспоминаниями на жизнь Чарльза Кейна. Стало быть, Rosebud – это и есть смысл жизни Кейна, второе дно его сущности. Сопоставим это теперь с образом главного героя.
Чарльз Кейна – это эпический персонаж. Он явно близок по своим психологическим и словесным характеристикам к персонажам столь любимого Уэллсом Шекспира. Близок по своему масштабу, по своему величию. Величие это проявляется в безупречной честности и принципиальности Кейна (самый яркий пример последней – разгромная статья об оперном дебюте второй жены Кейна, Сьюзен Александер, которую он закончил за своего друга). Величие и в его страстной, эмоциональной натуре, в том, что он стремится идти до конца во всём; и трагедия – в том, что до конца он не доходит, но не из малодушия, а из-за того, что не видит его, как не видит, по большому счёту, цели, смысла происходящего. Да, Кейн – гражданин. И это очень важная составляющая его образа. Его принципиальная гражданская позиция, которой он долгое время придерживался, прежде чем окончательно разочароваться во всём, лишь попытка уйти от той бесцельности, что преследует его. И этот второй, более глубокий пласт его существования, важен гораздо более, чем первый, лежащий на поверхности. Это сильно сближает Кейна с типом «лишних людей». Определённая близость прослеживается с Гэтсби Фитцджеральда и с некоторыми персонажами раннего Хемингуэя.
Дополнительную коннотацию, возможно, придаёт и тот факт, что написание фамилии Кейн (Kane) совпадает с одним из вариантов написания имени библейского Каина (Cain or Kane). Общим началом, объединяющей линией является их бунтарская сущность. Они оба – бунтари. И бунт Каина перед Богом оказывается параллелен, созвучен бунту Кейна перед социумом.
Картина вообще насыщена интертекстуальными связями. Помимо отсылок к Шекспиру, Ветхому Завету, лишним героям Фитцджералда и, не исключено, Хемингуэя, мы сталкиваемся также со ссылкой на Кольриджа с его поэмой «Кубла-Хан», с которым сравнивается уединившийся в своём царстве Кейн.
Внешность Кейна также говорит о его характер, она как бы подтверждает его. В нём явно прослеживаются рыцарские (богатырские) черты: он силён, могуч, порывист, честен. И нередко камера снимает его снизу, чтобы лишний раз, возможно, немного наивно, подчеркнуть масштаб образа. Телесное, таким образом, сопоставляется и душевным.
Конец фильма (и жизни Кейна) очень символичен. Разочаровавшись в людях, Кейн окружает себя вещами. Он в буквальном смысле становится ими одержим, становится фетишистом, причём эдаким культурологическим фетишистов, в огромных количествах коллекционируя древние картины, статуи и т.д.. Кейн лишён прошлого, корней, с юных лет в силу обстоятельств он остался без родителей – и это одна из причин проявившейся страстью к прошлому, древнему. С другой стороны, он пытается уйти от настоящего, убежать от времени. И всё это – тоже бунт. Кейн пытается не только сбежать от настоящего, но и индивидуализироваться через эти предметы искусства, уникализироваться. Но и это лишь фикция. В последних кадрах мы видим бесформенное нагромождение вещей, часть из которых фотографируется (копия, как стирание уникальности), а часть сжигается в печи вместе со стулом, на спинке которого и обнаруживается надпись Rosebud.
P.S. Я специально не касался так называемой "медийной" составляющей данной картины. Это совершенно отдельная тема.


  • 1
/вместе со стулом, на спинке которого и обнаруживается надпись Rosebud.

Мне показалось это были детские санки.

  • 1
?

Log in